Феномен Американских социальных танцев или возраст в бальных танцах не имеет границ.

Хочу поделиться небольшим постом об уникальном человеке 96-летней госпоже Тao Porchon-Lynch, кто является действительно уникальным человеком. Tao была участницей Второй мировой войны, она является актрисой, продюсером, танцовщицей бальных танцев и даже преподавателем ойги.

Сам неоднократно слышал о ее выстпулениях на конкурсах США, но пока в живую не видел. Так вот, каждый, кто встречает данного человека действительно поражается ее энергетике, внутреннему настрою и жизнелюбию!

Недавно я просматривал посты в google + и наткнулся на выдержку из книги “Возраст счастья”, автором которой является Владимир Яковлев. Книга была представлена издательством «Манн, Иванов и Фербер».

Так вот прочитайте ниже выдержку из выше названной книги, и Вы увидите, что сегодня возраст отнюдь не преграда для занятия любым делом, и тем более бальными танцами. 

На каблуках на Мачу-Пикчу

“Тао 94 года, она преподаватель йоги, которой занимается с детства. Я влетаю в студию, там явно уже занятия закончились, все расходятся, и стоит в углу группа пожилых женщин лет семидесяти. Они говорят: «о, вы Владимир, здравствуйте. Да, Тао вас ждет». И мы начинаем разговаривать. Одна из них — тихая, пожилая совсем старушка. Я с ней разговорился. Мы болтаем, проходит уже минут 15, и я чувствую, что пора снимать. Я ее спрашиваю: «А Тао когда придет?» А она и говорит: «Я и есть Тао».

Первое впечатление, которое она производит, на самом деле абсолютно фальшивое: она полна энергии. И поразительно в ней все: ей 94 года, она занимается йогой, у нее 11 занятий в неделю с группами, плюс к этому семинары и индивидуальные классы, которые она тоже ведет. За свою жизнь она сертифицировала порядка двух тысяч преподавателей и через занятия йогой с ней прошли что-то тысяч двадцать человек, если не больше.

А еще Тао танцует. После всех занятий йогой (а каждое занятие — это часа полтора, когда все движения от начала до конца она выполняет вместе с группой) она еще часа два в день танцует бальные танцы: твист, фокстрот, свинг, ча-ча-ча и еще, и еще, и еще. Она немножко прихрамывает, но, когда начинает танцевать, хромота полностью исчезает.

Она для меня станцевала. Она танцевала долго, а я ее фотографировал, и был абсолютно поражен тем, как она преображается в танце. Когда она надевает платье и высокие каблуки (она танцует еще и на высоких каблуках) и начинает танцевать со своим партнером, ощущение возраста исчезает вообще. Пластика движений совершенно молодая, сами движения красивые и очень легкие. Смотреть на все это невероятно приятно.

На высоких каблуках она ходит все время, принципиально отказывается надевать кроссовки. И известна тем, что забралась на высоких каблуках на Мачу-Пикчу в Перу.

Она говорит, что надо любить жизнь, что надо ее принимать, что не любит говорить о том, чего она не может, и любит о том, что у нее получается. Она считает, что очень важно контролировать свои мысли, потому что мысли материализуются, и для того чтобы жить позитивно, нужно позитивно думать. А потом, среди прочего, вдруг выясняется, что у нее нет детей и она живет одна, и ей 94 года, и она, в общем, счастлива.

После ланча я снова прихожу в студию смотреть, как она танцует. У нее два партнера по бальным танцам. Одному из них 23 года, другому — 24. Они друзья. Они, правда, реально дружат.

Я смотрю, как она танцует со своим партнером, откладываю камеру, фотографий сделал уже много, и просто наблюдаю. И что-то есть такое необычное, непонятное, почти странное в их танце, и потом я понимаю что.

Ей 94 года, ему 24, у них разница почти 70 лет. Это означает, что, когда он родился, ей было 70. И необычное в их танце то, что они просто танцуют. Я имею в виду, что в нем нет никакого снисхождения к ее возрасту, никакого специального к этому отношения. А в ней нет никакого специального отношения к его молодости. Несмотря на 70 лет, которые их разделяют, они просто танцуют вместе.

И это безумно красиво.”

Из книги “Возраст счастья” (http://www.mann-ivanov-ferber.ru/books/special/age-of-happiness/)

Comments system Cackle